Налоги на недвижимость и кадастровая оценка: чтобы и волки сыты, и овцы целы

Скворцова Елена
Источник: Sobesednik.ru

Источник фотографии

На очередном заседании рабочей группы Госдумы по совершенствованию законодательства в области имущественных налогов обсуждали, как же сделать так, чтобы и налоговое бремя для предпринимателей и граждан снизить, и бюджет не оставить без поступлений. И достаточно ли будет просто ограничить право субъектов увеличивать ставку по налогу на имущество?

 

Обещали много, а вышло как всегда

 

Участники встречи отметили, что пятый год растет налоговая нагрузка, а доходы граждан и бизнеса падают.

.. Компромисс между обществом, предпринимателями и государством должен быть наконец найден.

— Как только в Китае зафиксировали падение ВВП с 6,8% до 6,4%, там тут же снизили НДС, — сказала замруководителя рабочей группы ГД Ирина Радченко. — Это правило действует во всем мире: как только наступает стагнация, тут же снижают налоговую нагрузку. И только в России пытаются найти прямо противоположный путь. Но желание пополнять бюджет любой ценой может привести к печальным последствиям. Впору напомнить о пословице: не будешь жадным — не будешь бедным.

— Раньше все платили налог по одинаковой ставке — и за новые здания, и за старые, — вступил в разговор экс-президент Российской гильдии риелторов, эксперт комитета по собственности ГД Григорий Полторак. — Она составляла 2,2% от инвентаризационной стоимости объекта. В результате налог на новые объекты был в десятки раз больше, чем за старые. Чтобы устранить эту несправедливость, решили исчислять налог с кадастровой стоимости объекта, максимально приближенной к рыночной. Чиновники говорили, что несмотря на то, что кадастровая стоимость будет раз в десять выше инвентаризационной, ставку налога зато снизят до 0,2–0,3% и налоговая нагрузка не сильно изменится.

В реальности же получили рост налоговой базы на порядок, — продолжает Григорий Витальевич. — А вот второе обещание было не выполнено. И вместо ставки в 0,2–0,3% мы имеем 2%. Таким образом, нагрузка по налогу на коммерческую недвижимость выросла в 5–10 раз. Особенно это чувствуется в малом бизнесе.

Дальше. С 2015-го налог на недвижимость для малого бизнеса, применяющего упрощенную систему налогообложения, вывели в отдельную графу (раньше он включался в ставку единого налога — 6%). Теперь он уплачивается дополнительно к единому налогу, что увеличило нагрузку для таких предприятий в три раза. Стоит ли удивляться, что падает доход от аренды, помещения пустуют? Бизнес вынужден их сдавать чуть ли не по цене коммунальных услуг. И скоро может случиться так, как в Прибалтике, где один предприниматель попросил город принять в дар помещение (уже не мог его содержать), а ему отказали: не примем — слишком высоки налоги. Сейчас замглавы комитета по бюджету и налогам ГД Сергей Михайлович Катасонов внес в нижнюю палату законопроект, предлагающий на три года ограничить полутора процентами (вместо нынешних 2%) предельную ставку налога на имущество организаций, определяемую субъектами Федерации. И это здорово, но все же это не обещанные 0,2%. Могу привести расчеты экспертов: снижение налога на недвижимость всего лишь на 0,1% уменьшает налоговую нагрузку на 1%. И наоборот — увеличение этого налога всего лишь на 0,1% увеличивает нагрузку на 1%. Для небольших компаний это существенные суммы, от них нередко зависит вообще дальнейшее существование этих фирм.

— Поправки по уточнению параметров ставки можно будет обсудить при рассмотрении законопроекта во втором чтении, — бросил оптимистичную реплику замруководителя рабочей группы ГД депутат Сергей Катасонов.

 

25 млн объектов: владельцы неизвестны?

 

Важную проблему отметил директор Департамента недвижимости Минэкономразвития РФ Алексей Бутовецкий:

— Речь идет о 25 млн объектов (это довольно большая доля из существующих в РФ 160 млн объектов — ред.), — пояснил Алексей Игоревич, — которые были ранее учтены, но сведений о текущем правообладателе нет. Старые регистрационные документы не содержат нужных сведений. К примеру, стоит фамилия, имя, отчество владельца — и больше ничего. Ни паспортных данных, ни номера СНИЛС. Этих сведений явно недостаточно, чтобы собирать налоги. Получается, они их не платят. Минэкономразвития сейчас готовит порядок выявления актуальных сведений о правообладателях. Мы считаем, что надо дать возможность органам власти выявлять необходимые сведения во всех доступных источниках — и в ПФР, и в ЗАГСах, и у нотариусов...

— Это действительно проблема, — соглашается замруководителя Росеестра Надежда Самойлова. — Предположим, объект поставили на учет в 2012-м, потом все поменялось, а новый собственник не пришел в Росеестр, и что делать? У нас порядок заявительный: изменились данные у владельца или сам владелец — ему надо поставить нас в известность об этом.

Вторая проблема, которой занимается сегодня МЭР, — уточнить определение движимого и недвижимого имущества организаций. Проблема актуальная, поскольку с 2019 года движимое имущество предприятий полностью освобождено от налога (до этого года было освобождено только новое движимое имущество).

— Судебная практика по этому вопросу очень разная, — уверяет Бутовецкий. — Суды в разных регионах по-разному относят к недвижимости аналогичные объекты. Поэтому надо выработать некий единый подход.

В итоге вместо льгот владельцы получают новый налог — в качестве недвижимого имущества им нередко засчитывают и оборудование, вмонтированное в «коробку» здания.

 

Кадастровая оценка: где проблемы?

 

34 субъекта Федерации уже провели кадастровую оценку, 62 субъекта проходят ее в этом году, из них у 31 субъекта пока вообще нет опыта ее проведения. Если кому-то вдруг показалось, что Sobesednik.ru запутался в цифрах и не знает, сколько в России регионов, не стоит торопиться с выводами. Просто в прошлом году только в трех субъектах была проведена кадастровая оценка всех объектов. 31 субъект провёл кадастровую оценку только части объектов, например земель водного фонда или особо охраняемых территорий, а в этом году в этих же субъектах проводится кадастровая оценка, скажем, земель населённых пунктов или объектов капитального строительства.

О том, как протекает процесс, рассказал Андрей Ульянов, директор ГБУ Рязанской области:

— Мы не первый год проводим кадастровую оценку, — сказал Андрей Юрьевич. — И в 2018-м закончили ее неплохо, вопросов к нам не возникло. Мы оценивали земли населённых пунктов и земли водного фонда (примерно 800 тысяч объектов). В этом году мы оцениваем объекты капитального строительства. И вот в чем проблема: где-то 18,5 тысяч объектов «not valid», то есть полученные из Росеестра данные на эти объекты не соответствуют требованиям. И мы пока не понимаем, что с ними делать. Аналогичная ситуация, как я знаю, и в других регионах.

— Механизм решения есть, и мы его отрабатываем с разными регионами, — ответила замруководителя Росеестра Надежда Самойлова. — Мы регулярно проводим селекторные совещания с ГБУ. Это — рабочий вопрос.

— Проблема низкого качества исходной информации — это ключевой вопрос. — не согласился Алексей Каминский, председатель Комиссии по государственной кадастровой оценке (ГКО) и оспариванию кадастровой стоимости Общественного совета при Росреестре, президент Ассоциации «СРО оценщиков "Экспертный Совет"». — Это было проблемой, когда кадастровую оценку делали независимые оценщики, не решена она, к сожалению, и сейчас.

 

Налоговики представляют итоги

 

— В 2018-м мы собрали 1,4 трлн руб., — рассказал Алексей Лащенов, начальник Управления налогообложения имущества ФНС РФ. — Это цифры по налогу на имущество, земельному и транспортному налогам. Несмотря на льготы, собираемость в 2018-м выросла по сравнению с 2017-м на 2,2%. Одна из причин такого увеличения — улучшение налоговой дисциплины, то есть больше фирм и граждан стали аккуратно платить налоги. Хуже всех, впрочем, дело обстоит в республиках Северного Кавказа. Кроме того, осталось еще семь субъектов Федерации, где не приняты решения о переходе на исчисление налога от кадастровой стоимости. Плюс появились новые объекты, у которых кадастровая стоимость не была определена раньше.

Буквально на днях, — продолжил Алексей Васильевич, — президент утвердил поправки о дополнительных льготах по налогу на имущество для многодетных семей. Кроме того, заявления писать на предоставление льгот не надо — налоговики сами учитывают все полагающиеся льготы.

 

Считают по-разному

 

Алексей Каминский обратил внимание на неурегулированность вопроса учета НДС при определении кадастровой стоимости объектов капитального строительства и при ее оспаривании:

— Сейчас имеет место ситуация, когда кадастровая стоимость одинаковых объектов в соседних регионах может отличаться на 18% только из-за различного учета НДС. Решения Верховного суда РФ на данную тему не только не отвечают на возникшие вопросы, но и порождают новые, — сказал он. — Налог не должен браться с другого налога, а значит — кадастровая стоимость, используемая в качестве базы налога на имущество, не должна включать НДС. Для обеспечения единообразия результатов ГКО это положение должно быть закреплено в Методических указаниях по ней. В любом случае налогоплательщики не должны расплачиваться за несовершенство нормативного правового регулирования — все спорные вопросы должны разрешаться в пользу граждан и бизнеса.

По-прежнему остается проблемой и оспаривание кадастровой стоимости.

— В 34 субъектах закончилась новая кадастровая оценка объектов недвижимости, — отметил Кирилл Кулаков, доктор экономических наук, вице-президент Объединения саморегулируемых организаций оценщиков. — И началось новое оспаривание, причем по новым правилам. Механизм стал более демократичным: обращаться можно либо в комиссию, либо в суд. Но как прогнозировали независимые оценщики, так и случилось: в ряде регионов комиссии не были созданы, то есть бизнес и граждане оказались лишены возможности досудебного оспаривания кадастровой стоимости. Например, в Москве такая комиссия не создана.

Вторая проблема, на которую обратил внимание Кирилл Юрьевич, касается компенсации судебных расходов:

— В июле 2017-го было решение Конституционного суда о возможности возмещать расходы на оспаривание кадастровой стоимости, — отметил Кулаков, — но до сих пор камень преткновения, что считать «существенным» отклонением от рыночной стоимости. В регионах практика в судах сильно разнится: где-то отказывают при 9-кратном завышении кадастровой стоимости, а где-то компенсируют при 25%-м...

Все проблемы, которые обсуждаются на заседаниях рабочей группы, так или иначе потом находят отражения в законодательных инициативах. Нам же остается лишь надеяться, что с помощью экспертного сообщества в России наконец наступит время, когда можно будет утверждать: у нас в стране — честная оценка и справедливые налоги.

Источник ➝

Как защитить своё жильё от нового способа мошенничества

Сивакова И. В.

Источник фотографии

Частная собственность на квартиру наделяет ее обладателя широкими возможностями: он может сдать ее, заложить, продать, подарить – одним словом, распорядиться, как душе угодно.

Это и большой плюс, и одновременно большой минус, поскольку дает шанс мошенникам, прикрывшись именем собственника, завладеть его квартирой.

Практике известно много примеров, как действуя на основании поддельных доверенностей или даже паспортов, злоумышленники оформляли сделки с чужой недвижимостью, оставляя законного собственника и без денег, и без жилья.

Но оказывается, что наклеенные усы, парики и виртуозное копирование подписи – это уже прошлый век. Современные мошенники научились переоформлять собственность на себя прямо через интернет.

Вчера на многих информационных порталах была опубликована новость о новом способе мошенничества с недвижимостью, который уже показал себя в действии на примере печальной истории одного из жителей столицы.

Получив в очередной раз платежку на оплату коммунальных услуг, он заметил, что в графе «плательщик» указан вовсе не он: квартира все та же, а вот собственником ее значится совершенно другой гражданин.

Выяснилось, что еще прошлой осенью он подарил квартиру тому самому, неизвестному. Ситуация такая, что и в страшном сне не приснится: сам того не ведая, собственник передал свою квартиру неизвестно кому, да еще и даром!

И как же мошенникам удалось такое провернуть? «Медвежью услугу» здесь оказали высокие технологии.

Ключ к переоформлению собственности на недвижимость таится, как известно, в Росреестре. А с недавнего времени запущен проект: услуги по регистрации перехода права собственности можно получить в электронном виде.

Конечно, для этого недостаточно просто зарегистрироваться на сайте Госуслуги: требуется получить специальный «ключ»: электронно-цифровую подпись, причем не простую, а усиленную квалифицированную.

Выдают ее специальные аккредитованные центры: на флешке, в виде программного кода, через который сайт Госуслуги понимает, что к нему обратился именно тот гражданин, на кого оформлен личный кабинет.

Если такой подписью обладают обе стороны сделки, они могут переоформить собственность на недвижимость прямо через портал Госуслуги, не обращаясь лично в Росреестр или МФЦ.

Так вот, мошенники каким-то образом (обстоятельства выясняются) оформили на собственника квартиры ЭЦП и «провернули» электронную регистрацию перехода собственности по дарственной.

Результат стал известен бывшему уже собственнику спустя несколько месяцев.

Как не попасть в подобную ситуацию? Если у вас в собственности недвижимость, не поленитесь предпринять несколько простых, но эффективных мер по ее защите:

1) Один-два раза за год проверяйте выписку из Росреестра на свое жилье.

Ее можно оперативно получить на сайте Росреестра, указав адрес или кадастровый номер объекта. Из нее можно узнать, кто числится собственником недвижимости, нет ли на ней ареста или заявленных третьими лицами притязаний.

2) Подайте в Росреестр заявление о запрете совершать регистрационные действия с недвижимостью без вашего личного участия.

Сделать это можно, лично обратившись в любое отделение Росреестра либо в ближайший МФЦ. Нужно предъявить паспорт и документ, подтверждающий право собственности на ваш объект недвижимости.

Для электронной подачи такого заявления через Госуслуги требуется оформить электронно-цифровую подпись.

В течение 5-ти рабочих дней со дня обращения в реестр недвижимости вносится запись о том, что собственник запретил совершать регистрационные действия с данным объектом без своего личного участия.

Поэтому регистратор не внесет запись о прекращении права собственности по сделке, пока не увидит собственника воочию.

Не оставляйте мошенникам ни единого шанса!

Кто рискует лишиться земельных участков?

Мария Волуйская

Источник фотографии

Госсовет Удмуртии внес в Госдуму законопроект, изменяющий условия, при которых у собственников могут принудительно изъять землю. Предлагается внести изменения в ст. 45 Земельного кодекса РФ, ст. 284 Гражданского кодекса РФ и в ст. 6 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

 

Какие правила изъятия земельных участков действуют сейчас?

 

Действующая редакция Земельного кодекса РФ предусматривает возможность принудительного изъятия земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства, при его неиспользовании по целевому назначению в течение трех и более лет.

Речь идет о прекращении права бессрочного пользования землей либо пожизненного наследуемого владения участком. Кроме того, ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» предусматривает такую возможность в случае использования земельного участка с нарушением, которое повлекло существенное снижение плодородия почв или причинение вреда окружающей среде.

Эти нормы не распространяются на садовые и огородные участки, земли, на которых есть жилые дома, а также участки, предназначенные для ведения личного подсобного хозяйства или гаражного строительства.

Факт неиспользования земельного участка по целевому назначению или его использования с нарушением устанавливает в ходе проверки Россельхознадзор. Этот орган также запускает процедуру изъятия земли.

 

Какие изменения хотят внести в правила изъятия земли?

 

Авторы законопроекта предлагают сократить срок, по истечении которого можно принудительно изъять земельные участки, предназначенные для сельскохозяйственного использования, с трех до двух лет.

 

Зачем нужны поправки?

 

Представители Госсовета Удмуртии считают, что уменьшение срока принудительного изъятия земли до двух лет поможет решить проблему сокращения площадей сельскохозяйственных земель и должно поспособствовать процессу введения в хозяйственный оборот заброшенных земель. Перепись 2016 года показала, что общая площадь неиспользуемых сельхозугодий в России составляет 97,2 млн га. Это 44% всех сельскохозяйственных угодий страны. Владельцы, которые не засевают землю, часто оставляют ее в собственности, чтобы перепродать или использовать в качестве залога для большого кредита.

Кроме того, как считают авторы инициативы, изменения в законодательстве должны привести к сокращению судебных решений об отказе в изъятии земельных участков. Например, когда владелец использует земли частично, но при этом их почвенные и иные характеристики не сохраняются в должном виде.

Картина дня

))}
Loading...
наверх